Всякая дешевая дрянь

Начнём с конца: с угрозы лесам. Логичной альтернативой их вырубке всегда было использование возобновляемых плантаций. Но если для производства OSB такие плантации уже стали рыночной реальностью, то в технологиях изготовления MDF применение быстрорастущих пород продолжало считаться безусловным табу: «Наши плиты не уступают массиву именно потому, что сделаны из отличного дерева, а не из всякой дешёвой дряни». Этот распространённый в Штатах и Европе аргумент был воспринят как вызов в тех странах, где «дешёвая дрянь» (наподобие бамбука, пальмового волокна или кокосовых отходов) на протяжении  многих веков служила основой национального хозяйства. Традиционные для старинной  китайской мебели бамбуковые гвозди держали её даже тогда, когда железные скрепы обращались в пыль. Пальмовые плоты из поколения в поколения передавались малайцами по наследству, нимало не теряя в прочности от столетнего пребывания в морской воде. Неудивительно, что наиболее успешно «перекрой» производства MDF под возобновляемое сырьё пошёл в азиатско-тихо-океанском регионе, где традиции использования «всякой дряни» восходили к глубокой древности.
Одной из первых в плавание к будущим открытиям вышла «каравелла» австралийской фабрики-лаборатории в Клэйтоне, штат Виктория. В принципе, производство MDF на «зелёном континенте» (850.000 кубометров в год) удовлетворяло все нужды его 20-миллионного населения, использовало только быстрорастущую сосну radiata и к тому же полностью отвечало строгим австралийским стандартам безопасности: не более 0,1 весовой частицы формальдегида на миллион весовых частиц воздуха. Стимулы к поиску у
Колумбов из Клэйтона, казалось бы, отсутствовали, – как говорится, «от добра добра не ищут». Но возглавивший лабораторию доктор Джейми Хаг предпочитает жить не сегодняшним, а завтрашним днём, найдя в том поддержку у двух главных производителей MDF страны (корпораций «Ламинекс» и «CSR»), а также у правительственной программы «Биоматериалы будущего», курируемой известным учёным Брайсом Хардом. Объединив опыт практиков с талантом молодых исследователей, коллектив доктора Хага приступил
к осуществлению обширного комплекса  проектов, от микроволновой сушки в широком диапазоне частот до разработок новых бесформальдегидных связующих на основе натуральных смол с инсектицидными и фунгицидными свойствами, – как для обычного сырья MDF, так и для инновационных материалов из соломы зерновых культур и жмыха сахарного тростника.
Взаимосвязь между проектами нередко выявлялась в ходе работы над ними. Например, УВЧ-обработка и воздействие лазерного нагрева потребовали применения особо термостойких клеев, – а как раз такими свойствами обладали продукты переработки эвкалиптовых смол, которыми занималась «параллельная» лаборатория. Поверх листа с перечнем  требований национального стандарта в кабинете Хага была прибита австралийская стодолларовая банкнота. Этот выразительный «сдвоенный» символ характеризовал общую направленность работ: любые инновации обязаны сохранять должный уровень качества, не превышая при этом конечной цены плит MDF в 66 долларов США за кубометр. Успешные результаты плавания австралийцев в страну «всякой дешёвой дряни» уже сделали их дешёвые и качественные «соломенно-тростниковые» плиты предметом живейшего интереса бизнесменов из развивающихся стран.
Впрочем, в самих этих странах тоже времени даром не теряют. Первой в мире фабрикой MDF на тростниковом жмыхе стала ныне уже легендарная вьетнамская Кхон Кен. Вскоре после неё по тем же технологиям, разработанным финским концерном «Метсо», начала выпускать MDF фирма «Аль Нур» в Пакистане. Ещё две аналогичных фабрики были построены в Тайланде и Египте. Китайское производство MDF с использованием пшеничной соломы должно вступить в строй к концу этого года в Ченгду, провинция Сычуань. Ранее эта солома просто сжигалась крестьянами, теперь она превратится в ежегодные 50.000 кубометров ламинированной плиты. Индийское производство MDF в Тохане использует передовые технологии переработки миллионов тонн хлопковых стеблей, сжигание которых до этого изрядно отравляло воздух Индии.
В Малайзии специалисты группы компаний «Тян Сьянг» в содружестве с Государственным институтом лесных исследований сосредоточились на модификации имеющихся технологий MDF под изготовление качественных плит из волокон масличной пальмы. Таиландские разработчики концерна БАК наладили промышленное производство тонких эвкалиптовых MDF-плит, ламинированных бамбуком с применением нетоксичного полиуретан-акрила. Их китайские соседи пошли ещё дальше, создав на основе своих неустанно расширяемых бамбуковых плантаций массовый выпуск собственно MDF. При этом в Китае использовали не только то обстоятельство, что бамбук является самым быстрорастущим растением на Земле (например, сорт Мао Жу способен подрастать за 24 часа на 119 сантиметров), но и сумели поставить на службу строителям его редкостную сопротивляемость любым, даже наиболее чудовищным внешним воздействиям. Как известно, единственным, что уцелело в «мёртвой» центральной зоне ядерного взрыва в Хиросиме, оказались обугленные побеги бамбука, которые уже на второй день после катастрофы, как ни в чём не бывало, вернулись к обычным темпам роста.
Все «бамбуковые» разработки в КНР были изначально нацелены прежде всего на удовлетворение колоссальных аппетитов внутреннего строительного рынка. Поэтому курс плавания китайской каравеллы определялся такими специфическими ориентирами, как прочность и долговечность (минимум 50 лет гарантии), сопротивляемость капризам климата, повышенная огнестойкость. Усилия китайских Колумбов увенчались своего рода реваншем: ранее американские OSB  отвоёвывали у MDF мебельный рынок, теперь китайские MDF приступили к уверенному освоению строительного сектора. Особенно динамично развёртывается производство ламинированных полов из MDF, – по самым скромным прогнозам в 2003 году оно должно составить не менее 60 млн. кв. метров. Впрочем, удовлетворяемый спрос на жильё всегда сопровождается всплеском спроса на мебель, а у китайцев перспектив в этом отношении хоть отбавляй: если их расходы по приобретению мебели пока ограничены средними $15 на человека, то в уже «застроившемся» Сингапуре они достигли 200 долларов, причём около 75 из них приходится на мебель с применением MDF (в первую очередь – на кухни).